Кременчужанин генерал-майор Манштейн младший

Кременчужанин генерал-майор Манштейн младший

Кременчужанин генерал-майор Манштейн младший родился 3 января 1894 года в семье армейского офицера, ветерана Русско-Турецкой войны 1877 – 1878 гг. Владимира Карловича Манштейна (прозвище – Манштейн-Дед) в городе Кременчуг Полтавской губернии. Семья Манштейна была немецкой по происхождению, однако уже отец нашего героя сознательно принял Православие и участвовал добровольно в войне, призванной защитить от мусульманских гонений православных болгар и сербов. Соответственно, в семье царила здоровая религиозная и патриотическая атмосфера, а Володя под влиянием отца вырос человеком совершенно русским по духу. Примечательно, что в официальных документах фамилия нашего героя значилась как “фон Манштейн”, сам же Владимир Владимирович демонстративно писал её всегда без приставки “фон”, подчёркивая своё русское, а не немецкое самосознание.

Владимир Манштейн-Младший получил среднее образование во Владимирском кадетском корпусе в Киеве – по примеру многих других офицерских сыновей, он уже в детстве решил связать судьбу с армией. по окончании кадетского корпуса Владимир поступает в престижное Павловское военное училище в Петербурге, готовившее кадры для Гвардии и отличавшееся суровыми и строго-консервативными порядками. В этом училище его и застаёт начало Первой Мировой войны.

Учёба скомкана. Воюющая армия, несущая потери, остро нуждалась в офицерских кадрах, поэтому юнкеров выпустили в действующую армию досрочно. В январе 1915 года 21-летний Владимир Манштейн получает производство в чин подпоручика и назначается в 7-й пехотный Ревельский генерала Тучкова 4-го полк. Полк этот располагался на Северо-Западном фронте, на самом переднем крае, так что прямо с учебной скамьи молодой офицер с головой окунается во фронтовые будни. Уже через месяц Манштейн был ранен и контужен, 20 – 23 февраля в районе деревни Горташовице командовал ротой (через месяц после прибытия на фронт!!!), отбил несколько атак противника, за что удостоился ордена Святой Анны 4-й степени с надписью “За храбрость. Летом 1915 года Владимир Владимирович в составе Ревельского полка участвовал в Праснышском и Наревском сражениях, 4 июля того же года отличился в арьергардном бою, прикрывая отход русских войск с Плонских позиций, за что получил орден Святой Анны 3-й степени с мечами. В ходе июльских боёв 1915 года Манштейн был ранен вторично. Однако в марте 1916 года он снова был уже на фронте, у деревни Валуки провёл успешную разведку неприятельских позиций и удостоился ордена Святого Станислава 2-й степени с мечами и бантом.

Осенью 1916 года Ревельский полк, в котором служил Манштейн, перебрасывают на Румынский фронт. Здесь русским войскам пришлось спасать от разгрома румынскую армию, весьма некстати вступившую в войну на стороне Антанты и быстро начавшую терпеть поражения. В арьергардных боях Владимир Манштейн был дважды ранен, в марте 1917 года снова ходил в разведку, в ходе которой захватил в плен 17 немцев. Наградой молодому, но уже опытному и крайне инициативному офицеру стал орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

Однако к этому времени в Петрограде уже разразилась Февральская революция. Дорвавшиеся до власти “прекраснодушные” либералы-западники что делать со страной представляли себе плохо, в военном же деле не смыслили вообще ничего. И уже вскорости новое, “демократическое” военное законодательство привело к стремительному развалу фронта. Начались братания с неприятелем, армия замитинговала, а потом и вовсе начала разбегаться с позиций. Ответом на развал стало формирование по инициативе патриотически настроенных офицеров “батальонов смерти”, набранных из морально стойких добровольцев. Эти батальоны играли роль ударных частей при наступлении и должны были стоять насмерть при обороне. А также – выполнять полицейские функции в прифронтовой полосе, останавливая бегущие части и отлавливая дезертиров и мародёров. В один из таких батальонов смерти вступил и Владимир Манштейн. Должность у него осталась прежняя – командир роты.

Во главе своей роты Манштейн принял участие в летнем наступлении 1917 года, закончившемся полным провалом, так как наступательный порыв ударных частей не был поддержан основной массой армии. Зараженная вражеской агитацией (сказывались братания!), войска не рвались освобождать захваченные австро-германцами русские земли, предпочитая рваться совсем в другую сторону – в тыл, где односельчане начали делить помещичьи земли. Впрочем, Манштейн уже не увидел этой катастрофы: во время атаки австро-венгерских позиций он был тяжело ранен и отправлен в госпиталь. Орден Святой Анны 2-й степени и солдатский Георгиевский крест за проявленную доблесть служили слабым утешением: Манштейн воевал не ради славы и не ради карьеры, а в прямом смысле – за веру и Отечество. Отечество же меж тем катилось к позорному поражению.

После большевистского переворота Манштейн, успевший к этому времени вернуться из госпиталя на фронт, записался во 2-ю Бригаду Русских Добровольцев, формируемую в Кишинёве для борьбы с большевиками. Однако командование Румынского фронта, струсив в самый последний момент, бригаду распутило. Манштейн, для которого компромиссов с разрушителями России быть не могло, перешёл в 1-ю Бригаду Русских Добровольцев, которой командовал полковник Михаил Гордеевич Дроздовский, решивший продолжать борьбу на свой страх и риск. Так имя Манштейна впервые оказалось рядом с именем Дроздовского. В качестве командира 4-й роты офицерского стрелкового полка Манштейн принял участие в Походе Яссы – Дон, вместе с дроздовцами вступил в ряды Добровольческой Армии, где его полк получил название 2-го Офицерского стрелкового. Манштейну – 24 года. Но он уже опытный воин, и уже тогда демонстрировал черты, столь характерные для большинства дроздовцев – совершенное самообладание в бою и полное презрение к смерти. А ещё – идейность. Твердокаменную идейность, столь редкую в роковые революционные годы. Воспитанный героем Войны за освобождение Болгарии, Манштейн хорошо понимал, за что идёт война. Его врагами были не “запутавшиеся русские люди” и даже не “революционеры” – а оголтелые русофобы и христоненавистники, с которыми приходилось вести борьбу в буквальном смысле – за выживание русского народа. “Россия погибла, – писал М.Г. Дроздовский. – Наступило время ига, это иго горше татарского”. А Манштейн был всецело согласен со своим командиром.

В ходе Второго Кубанского похода Манштейн был назначен командиром батальона. Осенью 1918 года, когда на долю дроздовцев выпали особенно тяжёлые бои, он получил серьёзное ранение в руку, на почве чего у него развилась гангрена. Владимир Владимировича отправили в госпиталь, где руку пришлось отнять по самое плечо. Не помогло – гангрена начала развиваться дальше. Пришлось удалить и лопатку. По свидетельству сестры милосердия З. Мокиевской-Зубок, к Манштейну пришлось приставить персональную медсестру, он был под круглосуточным наблюдением врачей. Жизнь доблестному герою Первой Мировой войны удалось спасти – но Манштейн на всю жизнь остался одноруким и кривобоким инвалидом.

По свидетельству людей, близко знавших Владимира Владимировича, после этого ранения он ожесточился. Коммунистам, комиссарам и красным военспецам, попадавшим ему в плен, рассчитывать на снисхождение не приходилось. Ненависть к разрушителям страны и гонителям Церкви теперь дополнялась в его душе и личным счётом. Захваченных в плен красных командиров он допрашивал лично – лично же и расстреливал в упор. Однако было бы ошибкой считать Манштейна эдаким палачом. Нет, вопреки собственному увечью он продолжал воевать. С боями прошёл Донбасскую операцию Добровольческой Армии, удостоился в мае 1919 года чина полковника (в 25 лет!). Манштейн творил невероятное: сохранилось воспоминание дроздовца Г. Венуса о том, как под Ворожбой Владимир Владимирович зашёл с небольшим отрядом в тыл красным, собственноручно – своей единственной рукой!!! – развинтил рельсы на железной дороге, в результате чего несколько красных эшелонов с войсками были остановлены и разгромлены дроздовцами.

После освобождения белыми Харькова Владимир Манштейн был назначен командиром вновь сформированного 3-го Офицерского генерала М.Г. Дроздовского полка – Дроздовский офицерский полк решено было развернуть в дивизию. Во главе этого полка Манштейн принял участие в наступлении на Москву, а затем – и в отступлении. Среди белогвардейцев о нём ходили легенды, бойцы Дроздовской дивизии едва ли не боготворили его за храбрость и решительность, красные – панически боялись, наградив прозвищем “Безрукий Чёрт”.

В хаосе Новороссийской эвакуации в марте 1920 года для 3-го Дроздовского полка, прикрывавшего посадку, не хватило мест на пароходах. Спохватившийся в последний момент А.В. Туркул развернул миноносец “Пылкий” и французский броненосец “Вальдек Руссо”, на которые и пришлось грузить забытый полк. Прикрывал посадку лично генерал А.П. Кутепов, командуя огнём с “Пылкого”. Поскольку посадку 3-го Дроздовского полка пришлось осуществлять под большевицким огнём, в условиях, когда красные войска уже стояли на подступах к Новороссийску, полк понёс большие потери и прибыл в Крым в сильно поредевшем составе. Поэтому в знаменитом десанте на Хорлы ни полк, ни его командир участия не приняли. Однако Манштейн во главе своего полка принял участие в наступательных операциях в Северной Таврии летом – осенью 1920 года. Манштейн уже не надеялся на победу Белого Дела – но сражался с прежней отвагой, ведь большевизм, по верному замечанию историка Андрея Смирнова, “отрицал всё, что Манштейну было дорого с детства”. Манштейн принял участие в освобождении Александровска, а затем, после поражения Заднепровской операции – в оборонительных боях Врангелевской Армии на Левобережье Днепра. За боевые отличия В.В. Манштейн был произведён в генерал-майоры и награждён новоучреждённым орденом Николая Чудотворца.

В Дроздовской дивизии служил добровольцем и отец Манштейна, Владимир Карлович. Служил более на штабных должностях, всё-таки здоровье было уже не то, однако постоянно порывался в строй.

Осенью 1920 года Владимир Владимирович получил под командование Марковскую дивизию, на время покинув своих любимых дроздовцев. Он принял командование над дивизией в тяжёлый период, когда марковцы отступали под ударами 2-й Конной Армии красных. Манштейн сумел остановить отступление и организовать оборону против рвущихся к Перекопу большевицких орд, пытавшихся отрезать врангелевцев от крымских перешейков. Но 23 октября 1920 года тяжёлая болезнь вынудила Владимира Владимировича эвакуироваться в тыл, и в обороне Крыма ему участвовать не довелось.

Кременчужанин генерал-майор Манштейн младший
Дроздовцы-эмигранты с семьями. 1920-е годы. Крайний справа – В.К. Манштейн-Дед.
Слева от него – В.В. Манштейн-Младший и его жена

В Галлиполийском лагере, где потрёпанная Дроздовская дивизия была свёрнута в полк, Владмир Манштейн-Младший получил назначение помощником командира этого полка (командиром стал А.В. Туркул). Вместе с Манштейном эвакуировалась из Крыма и его семья – жена и маленькая дочь. Увы, жизнь в Галлиполийском лагере, на холоде и ветрах оказалась для малышки непосильным бременем – в июне 1921 года девочка умерла.

В сентябре 1921 года из Галлиполийского лагеря дроздовцы перебрались в Болгарию. Финансирование армии прекратилось – бывшим союзникам по Антанте белые были больше не нужны. Приходилось устраиваться на работу и как-то выживать в мирных условиях, сохраняя надежду когда-нибудь снова вернуться в Россию и скрестить оружие с красными богоборцами. Однако Манштейн был профессиональным военным и ничего другого делать не умел. Да и невозможно было ему, однорукому инвалиду, найти работу “на гражданке”. Все его попытки трудоустроиться окончились ничем. Жить пришлось втроём на пенсию Владимира Карловича, назначенную болгарским правительством – Болгария всё же не решилась отвернуться от человека, сражавшегося за её независимость. Однако на троих этих денег едва хватало. Измученная нищетой жена Манштейна потребовала развода.

Моральное состояние Владимира Владимировича к этому времени было подорвано поражением белых, смертью дочери, безработицей и инвалидностью. Предательство жены стало последней каплей. 19 сентября 1928 года он привёл её в городской парк Софии – Борисову Градину – где выстрелом из револьвера сначала убил её, а потом застрелился сам. Почему сама жена Манштейна не попыталась устроиться на работу, так и остаётся до сих пор неясным.

Автор: Михаил Маркитанов

Если вы увидели какие либо неточности в материалах музея или у вас есть интересные предметы, документы, фотографии по военной и военно-промышленной истории Кременчуга  можно прямо сейчас связаться с нашим музеем из любой точки мира следующими способами: тел.   +38-050-327-98-69    +38-093-355-25-25   +38-050-355-25-25
Viber +38-050-327-98-69 WhatsApp +38-093-355-25-25
Email: info@kmhm.org.ua

Данная публикация размещена исключительно в музейно-выставочных, исторических и краеведческих целях. Данная публикация не является и не может быть расценена как вариант одобрения, пропаганды или агитации в любой форме и в любом виде.